Реанимация для всех: что мешает пускать родственников к тяжелобольным

Реанимация для всех: что мешает пускать родственников к тяжелобольным

Новый закон уже не просто разрешит (это не запрещено и сейчас), а обяжет все медучреждения страны обеспечить «проходной двор» в палатах, где лежат самые тяжелые больные. «Пока порядок посещения больных устанавливает администрация больницы, даже не лечащий врач, — говорит президент МОО «Лига защиты врачей» Семен Гальперин. — И многие главврачи считают, что реанимации должны быть закрыты. Причины самые разные. Некоторые считают, что родные помешают работе докторов, другие хотят скрыть какие-то недостатки и недоработки в отделениях. Сейчас в связи с оптимизацией, например, часто не хватает медицинского персонала, оборудования — и никто не хочет, чтобы этот сор выносили из избы».

«Между тем очень часто именно присутствие близкого человека в реанимации, его родная рука становятся определяющим фактором в лечении пациента. Мы часто замечаем, что после визита близкого человека, казалось бы, обреченный на смерть начинает идти на поправку. И врачам порой приходится идти на нарушения и проводить родных потихоньку. Потому что люди имеют право находиться рядом с близким, который попал в беду. Конечно, закон очень нужен», — отмечает эндокринолог, специалист по паллиативной медицине Ольга Демичева.

Эксперты говорят, что перед последним чтением в законопроекте должен быть выверен каждый штрих. Например, доктор Демичева считает, что в документе должно быть обязательно прописано, что реанимации должны быть обеспечены ширмами — чтобы посетители не смущали других пациентов, которые нередко лежат обнаженными. «У нас к пациентам реанимаций относятся больше как к телу, нежели как к личности, и ширмы в таких отделениях чаще всего не предусмотрены. Но и места в реанимациях архимало. Сейчас вот в России начнут массово строить детские больницы — необходимо уже на проектных стадиях закладывать в них просторные реанимационные», — добавляет член Комитета по охране здоровья Госдумы РФ Николая Герасименко.

По мнению Ольги Демичевой, нужно определить круг родных, «вхожих» в реанимацию, и ввести специальный документ, который они должны подписать перед посещением, — о соблюдении правил приватности. Кроме того, доктор считает, что нужно ввести запрет на фотосъемку в таких местах (уже были случаи, когда кто-то украдкой снимал знаменитых пациентов, а потом выкладывал фото в широкий доступ).

Однако некоторые больницы ввели политику открытости еще задолго до появления петиции и до появления закона. По данным Николая Герасименко, сегодня в стране открыты для посещения более 50 отделений реанимации и интенсивной терапии. Они есть в Ярославле, Новосибирске, но больше всего их в Москве. «Многие страхи, связанные с открытием реанимаций, надуманны. Если организовать процесс грамотно, то открытость будет служить только во благо пациентов. Близкие пациентов должны быть участниками лечебного процесса и помощниками врачей. Во всем мире доказано, что тяжелые пациенты, у которых есть возможность контактировать или общаться с близкими, выздоравливают гораздо быстрее», — говорит главврач Первой градской больницы, где реанимации открыли еще в 2014 году.

А столичный Департамент здравоохранения объявил о том, что все отделения реанимации и интенсивной терапии в городе открыли для круглосуточного посещения. Создана даже памятка для родных пациентов, где подробно описан порядок посещения больных, о чем заявил глава департамента Алексей Хрипун. И хотя посещать пациентов можно теперь в любое время суток, некоторые ограничения все же есть. Так, во время ряда реанимационных мероприятий присутствия посетителей все же не предполагается — они могут помешать работе врачей. Кроме того, посетителям придется переодеваться в специальную одежду, соблюдать тишину и чистоту. Есть и ограничение на число посетителей — не более двух человек одновременно.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *